Сенатор Егор Борисов: «У каждой команды свои приемы. Как в анекдоте о трех конвертах»

14 августа 2019, 12:00

Сенатор Егор Борисов: «У каждой команды свои приемы. Как в анекдоте о трех конвертах»

Борисов — о делах в Совфеде, сельском хозяйстве, бизнесе дочери и Алексее Еремееве.

Об интервью с бывшим главой Якутии Егором Борисовым наше издание договаривалось с момента его отставки. Разговор состоялся через год с лишним в его кабинете в здании Ил Тумэна. Борисов рассказал о семье, о том, с какой формой критики не согласен, сколько раз встречался с Путиным и высказал мнение об Айсене Николаеве.

Борисов уверен, что не совершал стратегических ошибок. Он говорит, что выборная кампания президента РФ прошла замечательно и «без эксцессов». Считает, что мост через реку Лену будет. «Построить его нам помешали независящие от нас обстоятельства. Мы руки не опускали. Каждый год этот вопрос ставили. Последний раз я говорил о мосте во время личной встречи с президентом в конце 2016 года, с председателем правительства — в 2017 году».

Бывший глава гордится, что внуки знают родной язык и разговаривают на нем. Вспоминает юношеские годы, говорит, что рано испытал несправедливость. «С 5-6 класса каждое лето работал. Косил сено, работал на изготовлении кирпича. Однажды летом строили гараж. По окончании я получил зарплату в 12 рублей, а взрослые, которые все время пьянствовали, — 200 рублей. Так что несправедливость ощутил еще тогда».

Разговор мы начали с вопроса о ближнем окружении Борисова.

Ну и что, что работали на два фронта

Про кого из прежнего правительства вы могли бы сказать, что зря его отправили в отставку?

— Фамилии не буду озвучивать, это будет некорректно. Единственное, могу упомянуть бывшего министра здравоохранения. Он очень хорошо начал работать в Карелии. Здесь мог бы продолжить программу по здравоохранению, которую мы начали. Задел был хороший. В целом про каждого члена моего правительства могу сказать так.

Еще отмечу, что по численности населения мы маленькая республика, специалистов не так много. Поэтому, учитывая деловые качества, можно было бы этих людей использовать где угодно, не обязательно в правительстве.

Считаете ли, что некоторые сотрудники вашего аппарата, которые сейчас остались на местах, предали вас?

— Хотите сказать, работали на два фронта? Самое главное, что они мои требования, поручения выполняли. Я же не секретными операциями занимался. Мало ли они кому что доложат, это их проблемы.

Я подбираю кадры не по преданности, а по деловым качествам. Нынче пошла мода подбирать кадры по личной преданности. Это проигрышное дело.

В интервью нашему изданию политолог Константин Калачев как раз таки предположил, что ваше окружение боялось пойти против вашей воли, старалось услужить.

— Мне? Я такими вещами не занимаюсь. Когда Айсен Сергеевич [Николаев, глава Якутии] пришел [к власти], сказал, что пришел со своей командой. Я не говорил никогда «команда», а говорил «правительство». Это люди, набранные по деловым качествам, не по личной преданности.

В моем кругу я не допускал интриг. Запрещал этим заниматься. Вы, наверное, хотите сказать, что они могли работать под меня. Я не допускал этого. Вот команда Айсена Сергеевича делает все под него, создает информационное поле.

Я запрещал, чтобы хвалили, пиарили меня. Я был за то, чтобы давали информацию о работе органов власти. Некоторые журналисты это преподносят как организацию пиара, но это не так. Я не говорил, что я красивый, умный, такой-сякой, а говорил, сделал то-то, принял это. А как журналисты преподносили это, другое дело.

А сегодня дело идет немного по-другому. Как Зеленский [президент Украины] сказал: «Я Крым и Донбасс отобью в результате информационной войны». Надо разделять пиар и информацию. Это важный вопрос.

Правда, что Калачев работал на вашу команду?

— Нет. Мы его не привлекали. Он интересуется Якутией давно. Приезжал сюда. У меня была встреча с ним.

А для чего он приезжал?

— Ну организовали встречу, я с ним встречался. Чем он занимался, как занимался, может привлекали, может не привлекали, я не знаю. За моей спиной много чего делается. Многие не верят, что я могу и не знать многие вещи.

Политконсультанты разве не нужны?

— Мне не нужны. У меня был один Алексей Березовский, который рассказывал о том, чем я занимаюсь. Больше мне и не нужен был никто.

Кто-то пытался обелить, очернить меня, что-то писать, но мне не было дела до этого. Когда приходили согласовывать хвалебные [публикации], я не подписывал, запрещал так делать.

Продолжу про Калачева. Он говорил, что несколько раз пытался дать понять о том, что улусы проголосуют не так на президентских выборах и создадут проблему.

— Путинская выборная кампания прошла очень хорошо. Считаю, никаких эксцессов не было. То, что Грудинин набрал голоса, это же естественно. Поднимите результаты выборов президентов Николаева, Штырова, мои выборы, выборы в Госдуму, везде увидите 30-35% [голосов не за основного кандидата]. Это те, кто голосует в принципе против власти. Они сохранились. И не надо вдруг рот открывать и говорить, как будто появилось что-то новое, не надо делать этого. Ничего нового не было. А как эти результаты преподносить, это дело техники.

Вот вы говорите, что Федот Семенович Тумусов великий. Но он не набирает больше 35% голосов. И при Николаеве голосовали против, даже больше, при Штырове то же самое было.

Вы поймете это, если проанализируете хорошенько результаты. А если руководствуетесь слухами и догадками, пожалуйста, можете оставаться при своем мнении. А в мой адрес упреков по итогам выборов президента России не было.

«Еремеев мне никто»

Как считаете, подпортили ли оппозиционные митинги ваше реноме в глазах федцентра?

— Нет, не подпортили. Меня не волновали эти митинги. В администрации президента разбираются в этих вопросах. У них ушей много. Они получают информацию в основном через спецорганы. То, что выходят на улицу, кричат о чем-то, это не принимается во внимание. Они разбираются, где серьезные люди выступают, а где случайные. Они меня знают: за столько лет ни одного письма с прошением о ком-либо не писал.

Единственное, рассмотрел письмо отца Еремеева Алексея Ильича. Потом СМИ писали, что я якобы куда-то что-то писал.

Писали, что вы заступились за фигуранта уголовного дела, ныне депутата Ил Тумэна Еремеева.

— Я не заступался. Поставил визу в письме: «Ответить заявителю по закону». Документ можете найти в архивах. (На самом деле Егор Борисов направил в Верховный суд Якутии обращение с просьбой смягчить приговор подсудимому Еремееву, которое было приобщено к делу).

Правда ли, что Еремеев ваш родственник?

— Он не имеет отношения ко мне. Когда я остался сиротой, поднимал своих братьев и сестер, у нас не было родственников. Стал начальником предприятия, появился первый родственник, руководителем района — добавилось еще несколько родственников. Когда стал президентом республики, половина Якутии стала называть себя моим родственником. Вы поищите [свои корни], может, тоже окажетесь моей родственницей.

Не думаю, что я ваша родственница.

— Ну вот видите. А некоторые пишут всякое. Максим Николаевич Сибиряков пишет, что половина правительства мои родственники. Говорит, все чурапчинцы мои родственники.

Разве людей из вашего района не поддерживали, не принимали на работу, не назначали на ключевые должности?

— Нет, на работу брали только по деловым качествам. Гуляев Михаил Дмитриевич, да, мой земляк. Но лучшего министра по спорту, по мнению спортивной общественности республики, нет.

Не создавали специально под него должность зампредседателя правительства?

— В правительстве зампредов по социальному направлению всегда было два. Тогда занимались социалкой Дьячковский и Гуляев. До них тоже было двое. Сейчас там один зампред. И все говорят, что она не тянет.

Ничего никогда не создается искусственно. По крайней мере при мне такого не было.

Вы, конечно, слышали о приговоре бывшему директору «Аэропорта Якутска» Николаю Местникову. Переживали за своего бывшего помощника?

— Я всегда говорю, что каждый несет свой крест. Всем коллегам, чиновникам говорил: «Если нарушите закон, будете отвечать в полном объеме». Все просто: нарушил закон, отвечай.

Другой вопрос в отношении правоохранительных органов, судебной системы. Оно должно быть объективным. К сожалению, бывает много случаев несправедливости.

Критиканам советую сходить в архив

Насчет критики. Многие считают, что с вашего молчаливого согласия республика лишилась ключевых предприятий. Они ушли в частные руки.

— Это неправда. Все, что можно распродать или передать, то было сделано в первой половине 90-х годов. «Якутскэнерго», самое дорогое предприятие республики, было передано без единого рубля взамен. Да, это несправедливо.

То, что оставалось, должно было работать на республику. Мы это сделали. (На самом деле и к Борисову были вопросы. В период его руководства республика снизила свой пакет акций АЛРОСА с 32% до 25% плюс одна акция, продала долю в «Алроса-Нюрба». Вырученные средства от реализации акций АЛРОСА были направлены в «РИК», прозрачность расходования не обнародована).

Я с 1992 по 1996 год занимался только северным завозом и транспортным комплексом. К сельскому хозяйству вообще не имел отношения. Всего лишь два года был министром сельского хозяйства. А все считают, что занимался сельским хозяйством.

Кстати, есть мнение, что вы причастны к его развалу.

— Этим людям советую сходить в архив и изучить решения по приватизации. Ни на одном из документов нет моей подписи. (На самом деле во время известного судебного процесса «Борисов VS Седалищев» всплыла информация о продаже предприятия «Горизонт-РТ» стоимостью 380 млн рублей оффшорной компании за 18 тысяч рублей. Группа депутатов Ил Тумэна, которая провела расследование, утверждала, что в документах стояла подпись председателя правительства Борисова. Его критиковали также за реализацию компаний «Якуталмаз», «Якутуголь», «Якутгазпром», «Якутцемент». За критику Борисов подал в суд и выиграл дело о защите чести и достоинства).

Сельское хозяйство разбазарено в 90-х, когда людям раздали скот, транспорт, здания. Большинство превратили полученное в авто, квартиры, бытовую технику.

Но в позднее время выделялись деньги на развитие сельского хозяйства.

— Развитие или поддержка? Это разные вещи. Вы не поднимайте эту тему, если не знаете сути.

Когда развалились совхозы, государство передало людям скот, лошадей, поля, гаражи, технику. И человек, который вчера не имел ничего, вдруг стал хозяином десяти голов коров, пяти голов лошадей. Только единицы использовали это имущество для развития своего хозяйства. Сейчас они крепкие крестьяне. Остальные пустили на потребление. И республика потеряла резко половину поголовья скота и лошадей.

Когда я стал зампредом, курирующим сельское хозяйство, там уже ничего не было. Поэтому правительство начало разрабатывать концепцию развития сельского хозяйства. Я ввел в документ много пунктов, разработал 20 законов в поддержку отрасли, семь из которых приняты. С этого момента началась поддержка сельского хозяйства, которая в последующем только росла. Сегодня сельское хозяйство получает 10 миллиардов рублей поддержки.

Но от этого есть какой-то результат?

— Сохраняется же сельское хозяйство, ни одно село не закрыто. В России, посмотрите, сколько деревень заброшено. У нас такого нет. Если сейчас школы уберут, тогда села закроются.

Как думаете, что нужно делать, чтобы люди оставались в селе, не переезжали оттуда?

— Сейчас не переезжают. Остаются на местах. Идет обратный отток. Сейчас в селе молодежь появилась. Вы хоть сами бываете в районах? Поезжайте со мной, посмотрим. Сейчас люди остаются в селе, потому что мы их поддерживаем, там жилье строится. Причем благоустроенное. И строить начали при мне, я им дал карт-бланш. А до этого четыре стены ставили.

Вы ситуацией не владеете, но начинаете спрашивать вопросы про сельское хозяйство, прекращайте это.

Ну вот смотрите, многие фермеры получали гранты, строили хотоны, но в итоге дело не развивали.

— Назовите конкретно, какой случай, какое село. Таких случаев много. Но вы не про это спрашиваете.

Как не про это, это ведь про сельское хозяйство вопрос, нет?

— Я же вам объяснил, почему люди не развивали свое дело. Село назовите, тогда я скажу, почему так произошло. Вы не можете проанализировать и делать выводы, потому что вы не знаете, не были в этом селе. Поэтому, поехали со мной, я вам покажу, как настроены селяне, услышите, что говорят люди.

Ну если с вами поехать, по-любому будут только хорошее говорить.

— Я не буду показываться, останусь возле въезда в деревню. Огульно говорить не надо. От этого в первую очередь страдают селяне — про них рассказывают неправду.

(В вину Борисова ставилась необдуманная поддержка отрасли, строительство дорогих еврохотонов, которые пустовали. «В течение последних 20 лет мы практически вслепую финансировали сельское хозяйство только ради того, чтобы люди оставались на селе, занимались своим хозяйством, не закрывали производство. Но некоторые фермеры под видом развития производства, получив субсидии, решали свои социальные вопросы, направляя бюджетные средства не на развитие производства, а на приобретение квартир и других материальных благ», — признавал свою ошибку глава).

Анекдот о трех конвертах не про нас

По поводу правды и лжи. После вашей отставки новое правительство заявило об огромном бюджетном долге. Вы были в курсе дел. Не хотелось делать опровержений?

— Ну один раз высказался, когда бюджет начали формировать в ущерб республике. Люди, которые понимают ситуацию, знают, что Айсен Сергеевич работал министром финансов, такие вещи он знает хорошо. Но речь идет не о нем. Он разбирается, а окружение...

Понимаете, я не обидчивый человек, отношусь ко всему философски. Всегда допускаю, что оппозиция должна быть. Почему развалилась советская власть? Потому что не было оппозиции. При ней власть становится ответственнее и сильнее. Было бы лучше иметь конструктивную оппозицию, но, к сожалению, такой пока нет.

А то, что пришли ребята и заявили, что мы в тупике, это, конечно, неправда. Мы никогда не были в тупике, даже в самые тяжелые времена. Госдолг — это один из инструментов развития государств, субъектов. Это можно объяснить на примере семьи. Если супруги работают, живут в согласии, то они могут взять, допустим, ипотечный кредит и купить квартиру. Потому что уверены в своем будущем. Так же и с госдолгом. Мы брали в долг и строили на эти деньги детские сады, школы, больницы, то есть направляли на развитие социальной сферы. При собственных доходах в 112 миллиардов рублей, мы могли иметь 56 миллиардов долга. Но брали меньше.

Мы были в числе трех-четырех, пяти субъектов с самым управляемым долгом. Поэтому в 2016 году мы получили премию правительства РФ, а вы меня критикуете.

Критика пошла с верхов, которую поддержали некоторые СМИ.

— Каждая команда ищет свой способ оправдать себя. Я, например, пришел и объявил себя преемником Николаева и Штырова. Сказал, буду продолжать их дело, и продолжал честно. Не критиковал никого никогда.

Моя семья, окружение были недовольны этими заявлениями. Они хотели, чтобы я ответил. На что я сказал: «Подождите, время расставит все на места. Надо ко всему относиться философски».

У каждой команды свой прием. Это как в анекдоте с тремя конвертами: «Критикуй своего предшественника», «Ври и обещай», ну и дальше сами знаете. Но у нас в Якутии не так, к такому не идет.

Заклинание «Айыы, дай нефть и газ» не поможет стать богаче

Обязательно обхаживать федеральных чиновников и инвесторов? «Лямпушка» для этого строилась?

— «Лямпушка» — не решение проблемы республики. Зачем такие вопросы задаете? Хотите за что-то зацепить? Меня ни за что не зацепите, можете так и записать.

Это не попытка зацепить, а вопрос такой. «Лямпушка» строилась, чтобы гулять там федеральных чиновников?

— Мы поднимали тогда вопрос развития туризма. Рассматривали его в комплексе. Это и Табагинский мыс, и туристические экологические направления в Оймякон, Усть-Маю.

Но кому-то это не понравилось. Начали говорить, что в «Лямпушке» будет рыбачить одно начальство, сам Борисов будет ездить. Писали, что я живу в резиденции на Табагинском мысу, что это моя дача. Я там был всего два раза в жизни.

Сейчас популярен экологический, охотничий туризм. Якутия будет меккой в этом плане, в других местах мало осталось дикой природы. Потом поймете и поблагодарите когда-нибудь в будущем.

Выкупили «Лямпушку»?

— Не знаю, не мое поле деятельности.

Что касается вопроса, о том как работать с правительством РФ и инвесторами, инвесторы нужны Якутии. Их надо пускать сюда. Инвесторы пришли, пошли доходы, многие вопросы решили. Во-вторых, должна вестись постоянная работа с федеральными министрами: мы часть России и мы должны участвовать во всех проектах и программах.

Вы, наверное, хотите сказать, что едем в центр клянчить деньги. Это не так. Мы доказываем им, что мы россияне, поэтому они должны нам строить больницы, школы и так далее. Айсен Сергеевич правильно делает, что ездит по министерствам, ведомствам.

Мы никогда не должны заявлять себя вне России. Такого и не было. Хотя некоторые пытаются преподносить по-другому.

В народе популярно мнение о том, что Москва забирает больше, чем отдает.

— Мы пока ничего не отдаем. Люди, которые говорят, что мы даем алмазы, газ и нефть, не разбираются в экономике. В сельской местности у меня часто спрашивают: «Почему в богатой республике живем бедно?» От того, что человек ходит по богатой земле, он богаче не становится. Правильно? Сначала это богатство надо добыть. А от того, что кто-то скажет, глядя вверх: «Айыы, дай нефть и газ», они не появятся.

Алмазы — это не доходы еще. Сначала надо их продать, чтобы получить прибыль.

Если бы «ушли», не дали бы пойти в сенаторы

Как часто вы встречались с Путиным и как проходила встреча?

— Ежегодно, а также во время его поездок в Якутию, либо встречи проходили во время совещаний в других регионах. Встречи назначаются по мере накопления вопросов, которые требуют вмешательства президента. Иногда я встречаюсь летом, иногда осенью или весной в зависимости от накопления вопросов. Звоню и говорю: «Вот накопились вопросы, надо встретиться». Не было никогда отказов.

Второй повод для встреч — решение оперативных вопросов. Речь идет о сложных вопросах. В частности, по вопросу приватизации АЛРОСА встречался трижды.
Максимум уделяется полчаса. Меньше ни разу не было, потому что вопросы большие.

Тем не менее он забыл вашу фамилию.

— Таких случаев много. Иногда такое случается во время совещания. Никто не удивляется. Он же не говорил, он был Борисовым, отныне будем называть его Егоровым.

А это разве не говорит о том, что вы или Якутия не запомнились.

— Нет, он очень хорошо относится к Якутии. Помните, награждал артистов и в заключительном слове вспомнил нашу республику. Сказал, был в Якутии, слышал исполнение народных певцов, они поют лучше итальянских оперных певцов. Было такое? Было.

Награждал меня. И наградил не под Ивановым, а Борисовым.

Я тоже забываю фамилии. В жизни всякое бывает.

Многие верят в силу конспирологии. Можете привести пример, опровергающий конспирологическую теорию.

— Не понимаю, что вы имеете в виду. Я живу как есть. Некоторые про меня выдумывают что-то. Пишут, что я распоряжаюсь кого-то допустить до выборов, кого-то снять с гонки. Но у меня таких мыслей никогда не было. Я и не делал этого никогда. Когда Березкин участвовал в выборах главы, я приглашал Тумусова: «Федот Семенович, пришло время узнать, кто есть кто». Он не пошел, потому что у него свои какие-то договоренности были. А Березкин пошел, он был один. Если бы участвовал Тумусов, они бы поделили между собой оппозиционные голоса.

Давайте тогда так. Некоторые думают, что скандал в самолете был специально подстроен, раздут, что с вами в этот момент уже поговорили и попросили подать в отставку.

— Во-первых, никто со мной не разговаривал о моем уходе. То, что пишет глухонемой, неправда. Он выдумывает, не знает факты.

Во-вторых, не было никакого скандала в самолете. Единственное, мне не разрешили опустить спинку сидения во время взлета, а я был после операции, мне было тяжело сидеть прямо.

Был спор из-за посадочных талонов, которые уронил мой водитель. Моего помощника из-за этого ругали. Он судился и выиграл.

А то, что пишут, это выдумки. Со мной никто не разговаривал, я сам решил уйти. И заявил об этом и причинах официально. Помните, в 2014 году я тоже ушел досрочно. Мое предложение уйти в отставку и участвовать в выборах в администрации президента поддержали.

В 2018 году другая ситуация была. Через год должны были состояться выборы главы. Если помните, я объявил о сложении полномочий в мае, за три месяца до объявления очередных выборов. Если бы я захотел попасть на следующий год, то я бы ушел в отпуск, уехал куда-нибудь. А если бы кто-то захотел уволить меня досрочно, как вы все предполагаете, то я бы попал в другое поле и мы бы могли больше года сидеть без настоящего губернатора.

Я знал, что на второй срок не пойду, это я крепко знал. И знал, что если сейчас не уйду, то за кресло главы начнется настоящая драчка. Многие политические силы готовились к выборам.

Поэтому, руководствуясь интересами республики, это не громкие слова, это моя жизнь, я написал заявление, согласовал его и попросил, чтобы этот вопрос решили побыстрее. Здесь ничего крамольного нет, в республике состоялся плавный переход власти.

Так что меня не вызывали насчет освобождения поста. Если бы такое было, после отставки мне бы не предложили работать в сенате.

Они это кто? Айсен Сергеевич?

— Не-е, в Москве это все решается.

Над какими вопросами сейчас работаете?

— Сегодня вплотную занимаюсь вопросами развития коневодства в России. Хочу, чтобы оленеводство, коневодство, овцеводство попали в перечень категорий экономических видов деятельности.

Надо решить законодательно вопросы по недропользованию, лесному, сельскому хозяйству, медицине, транспортному комплексу. Активно участвую в обсуждениях, стараюсь, чтобы мои проблемные вопросы попадали в постановление парламента. В отличие от моих коллег сенаторов разбираюсь во многих вопросах.

Здесь встречался с правительством, обозначил, по каким проблемам и как нужно работать с федеральным центром. Отчитался перед парламентом дважды.

Бытует мнение, что Совфед — это заслуженный отдых.

— За других не скажу, у меня работы выше крыши. Веду себя деятельно. Хотите, потом дам информацию?

О семье

Вся моя семья живет в Якутии. Дочери давно выросли, у каждой своя семья. Подарили нам четырех внучек и одного внука. Старшая внучка учится в Москве. Внук закончил Якутский финансово-экономический колледж. Две внучки учатся в школе. Младшей Вероничке два с половиной годика. У нас с ней особая любовь.

Летом внуки часто гостят у меня. Чтобы заманить к себе, построил бассейн. Сруб поставил, пленкой накрыл, воду пустил и очистные фильтры вмонтировал.

Внуки в совершенстве знают родной язык. При этом общаются и на русском. Как и все современные дети имеют некоторые успехи в английском. Не пропускают постановки в Саха театре и, конечно, посещают концерты.

Младший зять Михаил работает в страховой компании. Дочь Сардана работала психологом в Саха гимназии. Сейчас ухаживает за внучкой. Старший зять Филипп занимается частным бизнесом. У Алены тоже свой небольшой бизнес — салон красоты «Арника». Разные слухи о владении какими-то активами в алмазном и алкогольном бизнесах никакого отношения к моим дочерям не имеют.

Главный человек в семье — моя супруга Прасковья Петровна. Она сплотила всех нас: моих братьев с сестрами, племянников, а сейчас уже их детей. Моя жена тоже выросла в многодетной семье. Поэтому у нас с Прасковьей Петровной трепетное отношение к детям. Когда мы жили в Чурапче, она взяла шефство над курсантом училища, приехавшим из детдома. Сейчас несколько лет занимается с девочкой и мальчиком из детского дома «Берегиня». Они уже выросли, имеют свои планы на жизнь. Мне приятно, что они продолжают общаться, советоваться с Прасковьей Петровной.

Еще она каждый год на свою зарплату покупает подарки детям-сиротам, которые учатся в Саха гимназии. Делает это без лишнего шума, не ради пиара, а чтобы доставить детям радость.

Об Айсене Николаеве

Можно подвести о работе главы республики предварительные итоги.

Продолжает привлекать внимание федеральных органов власти к проблемам республики. Это очень важно. Но надо, чтобы следом правительство конкретизировало эту работу. Особенно по реализации национальных проектов.

Посещение районов, встречи с населением — это важная часть работы главы. Что, по-моему, делается успешно.

Ну и главное — правильная постановка целей и задач. Думаю, здесь с учетом политики президента РФ тоже есть новизна.

В остальном делать выводы рано. Время покажет, как будет исполняться предвыборная программа.

О детстве

Ярких воспоминаний из детства хватает. Это и первая в жизни охота, первые трофеи — утка, турпан и заяц. Первые поездки на велосипеде, мотоцикле, вождение автомобиля и трактора. Такими были события моего детства.

Были и курьезные случаи. Октябренком, увидев русского мужчину, принял его за Ленина. Был в шоке. Тогда в нашем селе русских было очень мало. Позже узнал, что это был новый завуч школы Виктор Семенович Алехин, отец жены моего учителя Василия Семеновича Яковлева-Далана.

О счастье

Универсального понятия счастья, наверное, не существует. У каждого оно свое. Мое — в семье и востребованности. Что может быть важнее любви близких? А еще важно быть нужным людям.

Читать оригинал статьи и комментарии на News.Ykt.Ru
$:64
:71
¥:91
$7529.84
в Якутске -41°
завтра -40°