Наркоманы, которые сумели завязать, — о жизни «под кайфом» и борьбе с зависимостью

8 ноября 2019, 18:00

Наркоманы, которые сумели завязать, — о жизни «под кайфом» и борьбе с зависимостью

Журналисты News.Ykt.Ru побывали в реабилитационном отделении Якутского наркологического диспансера в поселке Кангалассы и пообщались с людьми, которые борются с зависимостью.

В реабилитационном отделении наркологического диспансера якутяне проходят реабилитацию и борются с алкогольной и наркотической зависимостями. Сюда приезжают люди со всех концов республики. Отделение рассчитано на 38 пациентов, в момент приезда журналистов здесь проходили реабилитацию 22 пациента.

По словам сотрудников, большинство в отделении зависимы от алкоголя, чаще всего это жители сельской местности, в большинстве случаев женщины. Средний возраст пациентов — 35-45 лет.

На первом этаже находятся столовая, зал для групповых тренинговых мероприятий и другие оборудованные помещения для работы и эффективной реабилитации.

«Такие талантливые люди поступают к нам! Художники, музыканты, люди с творческим внутренним потенциалом и богатым внутренним миром. Очень жаль, когда именно такие, творческие люди с внутренним потенциалом подвергаются зависимости, растрачивают свою жизненную энергию, губят свои судьбы, судьбы своих родных, особенно жаль, когда в результате употребления психоактивных веществ родителями рушится будущее детей», — отмечают сотрудники реабилитационного отделения.

Помимо этого, на первом этаже располагается сенсорная комната для психофизиологической разгрузки реабилитантов со специальным световым освещением, обставленная мягким аутогенным инвентарем, медицинской магнитно-лазерной аппаратурой — «трансаир», «транскранио», кресло-массаж, — направленной на снятие внутреннего напряжения, стабилизацию эмоционального фона, снятие мышечных зажимов и блоков в теле.

Такое освещение бессознательно влияет на психику. Почему зависимость появляется? Из-за скопления негативных чувств. Путем таких сеансов мы снимаем эмоциональное и физическое напряжение, скованность, также все те негативные чувства, которые деструктивно влияют на поведение человека и ведут его к аддикции. В среднем, для выздоровления нужно пройти от 10 и более сеансов», — рассказывает клинический психолог ЯРНД Ирина Тур.

На втором этаже находятся учебные комнаты, в которых проводятся лекции, показы видеофильмов, видеороликов, презентации по основному курсу лекций по программе «12 шагов на пути к выздоровлению». «Арт» — терапевтическая студия для занятий искусством, самовыражения своего бессознательного «Я», раскрытия своего внутреннего потенциала и ресурсов с помощью творческого самовыражения. Здесь также расположен православный храм «Неупиваемая чаша», который еженедельно посещает священнослужитель, а реабилитанты отделения — ежедневно.

«Для выработки навыков ответственности, самодисциплины, саморегуляции своих эмоций и чувств, самопомощи, самовоспитания и других навыков реабилитанты, помимо прохождения полного курса лекций по программе „12 шагов на пути к выздоровлению“, также имеют свои ежедневные обязанности: старосты, дворника, помощников по хозяйству, санитарного сектора, цветовода», — сообщили сотрудники отделения.

По словам персонала, ключевым фактором в выздоровлении выступает мотивация реабилитанта, принятие им своего полного бессилия перед психоактивными веществами, осознанность, готовность начать жить трезво, бороться с коварным недугом.

Срок реабилитации составляет от 3 до 6 месяцев и состоит из трех этапов: адаптационный, интеграционный, стабилизационный. «Процент ремиссии — 65%. Это очень хороший показатель реабилитационной работы отделения, показатель того, как программа „12 шагов на пути к выздоровлению“ способна переориентировать мышление человека в правильное русло, направить на трезвую, гармонизированную жизнь. Это не просто реабилитационное отделение — это семья. Помогаем всем, следим за дальнейшей судьбой пациентов, поддерживаем их», — говорит завотделением Раиса Жульмина.

В борьбе с недугом зависимости реабилитанты не одиноки — их ежедневно сопровождают, консультируют, направляют сотрудники отделения, среди которых три социальных работника (равные консультанты) — это люди, которые когда-то сами были зависимы, однако смогли после длительной реабилитации победить свою слабость. Сейчас они трезвые, создали свои семьи, живут полноценной и счастливой жизнью.

Юрий:

Употребляю я с детства. Активно употреблять наркотики я начал в 14 лет, а в первый раз попробовал их в 11 — старшие ребята угостили психотропным веществом. Мне не понравилось. Я увлекся этим, меня интересовала эта область. Не знаю почему, это невозможно объяснить словами. Мне никогда не нравилось употреблять, но я почему-то продолжал это делать снова и снова.

Я вырос в деструктивной семье: родители пили, отец ушел, когда мне было 11 лет. У зависимости очень много причин, ее называют «болезнь замороженных чувств». Больной не замечает их, привыкает все хранить в себе, со временем разучивается распознавать их и это приводит его к употреблению. Когда он употребляет, оказывается в своем мирке.

Сначала это была конопля, пиво. Потом появилась синтетика. Как всем известно, ее легализовали и происходила наркотизация в стране. Кому это выгодно, остается только догадываться. Думаю, что государству выгоднее управлять быдлом, которое ничего не соображает. Поэтому нас спаивают, травят наркотиками.

Я работал, причем постоянно, под воздействием. Представляете, какая может быть тяга после 24 лет употребления? Для меня это было в порядке вещей: как для обычного человека проснуться и позавтракать, для меня — проснуться и принять наркотики. Без наркотика я не чувствовал себя живым человеком: не мог ни ходить, ни разговаривать. Наркоман — это паразит, который живет, чтобы употреблять и употреблять, чтобы жить.

За последние 10 лет ежедневного употребления синтетических наркотиков я потерял квартиру, машину, от меня ушла жена с тремя детьми. Я потерял все, что только мог потерять человек. После неудачной попытки суицида я решил обратиться за помощью в наркологию. Было 16 августа 2018 года. С этого дня я не употребляю ни алкоголь, ни наркотики.

20 лет насмарку, пролетели в кошмаре каком-то. Очнулся, оглянулся назад, посмотрел в зеркало и понял, что полжизни профукал. Я не употребляю уже 419 дней — сэкономил за это время больше миллиона рублей. Деньги на наркотики я находил всякими разными способами — воровство, ложь… Продал трехкомнатную квартиру, машину… Это полное безумие. Человека невозможно остановить, пока он все не потеряет или не опомнится. Человек — такое существо, что пока не потеряет — не поймет.

Я бы не сказал, что все зависело от моего круга общения. Есть такая поговорка «свинья грязь везде найдет». Поэтому необходимо меняться самому. Сейчас я не общаюсь с наркоманами, которые находятся в активном употреблении. Полный игнор: «Привет» — «Пока». «Будешь?» — «Нет». На некоторых смотрю с сочувствием, мне их жалко. На более молодых — с пониманием того, что скоро они дойдут до дна и прекратят употреблять. Сейчас, глядя на меня, на мой опыт выздоровления, многие знакомые обращаются ко мне за советами, за помощью. Потому что я был действительно «конченым наркоманом», который потерял все и у которого не было ничего, кроме долгов и петли на шее.

На данный момент не существует лекарства от зависимости, есть программа, которая работает уже 85 лет — «12 шагов». С помощью нее зависимые могут оставаться трезвыми. Здесь у нас есть уникальная возможность пройти лечение бесплатно, а ведь таких государственных реабилитационных центров в России лишь два — здесь и в Подмосковье. Остальные все платные, стоимость — от 35 до 500 тысяч за полгода. Через 2 месяца после прохождения реабилитации я стал консультантом. Моя жизнь изменилась до неузнаваемости, я снова женился. И для меня на данный момент нет ничего важнее, чем трезвость. В той жизни я видел все, а трезвым — ничего.

Я не мечтаю. В планах — помогать людям бороться с зависимостью. Я не уверен, что никогда в жизни больше не буду употреблять. Я не могу заглянуть в будущее. Сегодня я трезвый — и это главное для меня.

Дмитрий:

До сих пор задаюсь вопросом: почему у меня жизнь так сложилась? Меня воспитала мать, отца я не знал. Она не пьет, не употребляет. Она выбрала позицию «ты взрослый и решай свои проблемы сам». Это, в принципе, мне и помогло.

Я связал свою жизнь с наркотиками еще лет с 14. В первый раз попробовал в компании друзей, как и большинство зависимых. Это была конопля. Употреблял периодически, злоупотребления начались уже во взрослой жизни. Знал места, где можно «отдохнуть и избавиться от каких-то проблем». Тогда, конечно, я всего не понимал. Доходило до того, что я на взгляд мог определить, сколько граммов в закладке.

Со временем я начал употреблять более тяжелые наркотики. «Я же не колюсь, значит, я не наркоман. Наркоманы — это те, кто колются», — люди так сами себя обманывают. А когда ты становишься наркоманом? Когда входишь в фазу активного употребления. Все, что связано с наркотиками, — это образ жизни, который ведет к печальным последствиям. А вариантов последствий всего три: психушка, тюрьма или смерть. Практически все, с кем я начинал употреблять, сейчас уже мертвы. Я видел, как они умирают, но продолжал употреблять. Это безумие такое. Наркоман не верит ни во что, только в свои фантазии. Думаешь про себя: «Я до такого не докачусь». Я понял, что я наркоман, когда держал в руках шприц.

Много смертей происходит по банальным ошибкам. Человек едет на закладку и думает, что там то, что он заказывал, а на самом деле там более тяжелый наркотик. Барыги, сами того не зная, раз в месяц точно одного человека на тот свет отправляют. Наркотики просто так не достанешь — нужны знакомые. Но я давно уже с ними не общаюсь.

Менять свою жизнь я начал еще в 2015 году. Из них «чистый» срок — 3 года. Срывы были в начале. Просто я тогда был не здесь, а в наркологии. Выходил и начинал снова употреблять до того момента, пока не дошел до крайней точки, когда уже все родственники отвернулись, идти было некуда и было множество других сопутствующих проблем. В 2016 году было конкретное решение, что пора все менять.

Я пришел сюда сам в 2016 году. 9 месяцев лечился. Осознание того, что «все хорошо», пришло года через два, когда мозги начали работать. На мир начал по-другому смотреть, на людей, на взаимоотношения. Мой первый брак по жизненным обстоятельствам распался. У меня есть взрослая дочь, две внучки. Сейчас у меня новая семья, дочке 6 месяцев. Период выздоровления — самый тяжелый в моей жизни. Работа над собой — это тяжкий труд, лучше кирпичи таскать.

Я встречался здесь с разными людьми. Иногда, слушая их истории, думаешь: как же он вообще выжил? В жизни бывают такие ситуации, когда думаешь: «А что ему еще оставалось? Его ничему не научили, вот он и пошел в этот мир грез, фантазий, кайфа». Есть вина родителей, но опять же — их же кто-то тоже научил. Этот опыт идет из поколения в поколения.

Я не стесняюсь говорить о своем прошлом. Мне нравится здесь работать и помогать людям. Но ответственности очень много: все-таки это судьбы человеческие. Люди приходят с поломанной судьбой, проблемами. Ребята воздерживаются, видят, как их жизнь меняется. Потом, выздоравливая, приезжают сюда на мероприятия, делятся своим опытом с другими. В обычном обществе ни одного алкоголика и наркомана не поймут. Но не надо никого винить.

Читать оригинал статьи и комментарии на News.Ykt.Ru
$:64
:71
¥:91
$7888.73
в Якутске -31°
завтра -30°